Углеродная нейтральность означает обязанность компаний сократить выбросы углекислого газа и его аналогов в процессе производственной деятельности до нуля или компенсировать эти выбросы за счет углеродно-отрицательных проектов — таких, при которых поглощается углекислый газ из атмосферы.

В связи с этим составной частью программы экологизации и декарбонизации экономики Евросоюза призвано стать трансграничное углеродное регулирование (ТУР). Оно предполагает введение пошлин на импортируемые в Европу товары, при производстве которых произошла значительная эмиссия углекислого газа и других соединений углерода. Важным шагом в этом направлении стала принятая в марте этого года резолюция Европейского парламента, в которой даны рекомендации о включении углеродного следа всего жизненного цикла продукции. Это означает, что в каждом товаре будет учитываться совокупность выбросов парниковых газов при его изготовлении по всей производственной цепочке, начиная с самого «грязного» звена — добычи и поставки сырья.

Аудиторская компания КПМГ представила результаты исследования того, как введение трансграничного углеродного         регулирования повлияет на российский бизнес: совокупные потери наших компаний в ближайшие годы могут составить от 1,8 до 8,2 млрд евро в год (график). Крупные отечественные компании, работающие на зарубежных рынках, уже предпринимают важные шаги, в том числе пытаются получить новые рыночные ниши за счет конкурентных преимуществ, связанных с низкой углеродной емкостью отдельных видов продукции. Самый известный пример — низкоуглеродный алюминий компании Русал (товарный знак «AlLow»), углеродоемкость которого кратно ниже европейских конкурентов.

— Задача конкретного бизнеса — понять, где он сейчас находится, подготовить отчетность, рассчитать углеродоемкость продукции, сравнить этот показатель с европейскими конкурентами. На основании этого анализа можно понять потенциал сокращения углеродного следа, в том числе с точки зрения возможных проектов по энергосбережению, по работе с качеством сырья, которое используется в технологических процессах, — разъяснил алгоритм действий Игорь Коротецкий. — Когда возникнет понимание, что технологический потенциал уже достигнут и дальше пока нет разумных с точки зрения экономики технологий, начнется вторая работа — реализация климатических проектов. Но тут важно со стороны государства обеспечить, чтобы наши европейские коллеги признавали результаты этих проектов.

Такие примеры уже есть.

— Существуют признанные на международном уровне методики, которые можно обсуждать как с федеральными органами власти, так и с бизнес-сообществом. Один из наших проектов в Российской Федерации, которым мы занимались по международной методике, — это повышение энергоэффективности   в   карбоноемких   отраслях, — сообщил директор Центра международного промышленного сотрудничества ЮНИДО в России Сергей Коротков. — Мы работали более чем на 40 предприятиях, в том числе в Свердловской области. Все подсчеты проводились международными экспертами. В результате этого проекта было сэкономлено углеродных выбросов свыше 2,8 млн тонн.

Климатический проект «Синергия» готовится реализовать в Свердловской области Уральская горно-металлургическая компания. Проект предусматривает создание предприятия полного технологического цикла по заготовке и переработке древесного сырья. На арендуемых лесных участках будет организован лесозаготовительный комплекс, обеспечивающий интенсивное ведение лесного хозяйства, с объемом заготовки более миллиона кубометров. Лес планируется поставлять на деревообрабатывающий комплекс в Верхней Туре. Древесные отходы послужат топливом для ТЭЦ мощностью более 100 МВт. Проект предусматривает также организацию современного автоматизированного лесопитомника по выращиванию саженцев с закрытой корневой системой в поселке Садовый, а также карбонового полигона, который позволит вести учет углеродного баланса между предприятием лесного комплекса и металлургическими предприятиями УГМК на территории Свердловской области.

Читать 51 выпуск журнала "Ресурсосберегающее земледелие"